Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

mandoloncello

Встреча выпускников

Состоялась она ещё в мае, но в связи со своей бурной путешественной активностью этого лета я собрался написать о ней только сейчас. Впечатления - как были противоречивыми, так и остались. Это была встреча, посвящённая 25-летию окончания нашего курса матмеха (Ленинградского университета).

Сам я с той поры - с 1981 года претерпел добрый пяток глубоких реинкарнаций, и те времена мне кажутся каким-то далеким, мохнатым прошлым. Я почти ничего не помню, детство и юность были для меня каким-то пустым, бесплодным, дурацким временем. За несколькими исключениями, с однокурсниками после окончания университета я не общался - вскоре начались горбачевские времена, и все они бросились зарабатывать деньги. И вот - встреча. Масса каких-то совершенно незнакомых людей, которые узнавали меня, здоровались, представлялись - но я как будто впервые видел подавляющее большинство из них.

С технической точки зрения мероприятие было организовано великолепно и безупречно. Вкусная еда, вдосталь выпивки, происходило все в здании Кадетского корпуса - через Неву напротив Исаакиевского собора. В полночь устроили фейерверк, да какой! Поэффектней, чем на 9-е мая!

Основной идеей торжественной части было "Ах, какие прекрасные были наши годы, проведенные в университете!". Возможно, для большинства так оно и было, но никак не для меня. В первую потому, что наиболее точной характеристикой меня самого в то время было бы слово "придурок". Я мало что помню с тех времен - бухАл трижды в неделю, нес какую-то чушь, учился на тройки. Наверное, поэтому до сих пор я не могу не то что сотрудничать, но даже общаться по математическим вопросам со своими бывшими преподавателями. Хоть и темы общие сейчас могли бы быть, но психологический барьер, комплекс троечника мне так и не удалось преодолеть.

А в целом - в целом, пожалуй, молодцы мои однокурсники. В большинстве своем - состоявшиеся, каждый по-своему, конечно, люди. Самый яркий пример - один из них организовал все это, да так, что участникам это не стоило ни копейки! Еще пример, NN, в свое время заевшийся профессорский сынок, затем опустившийся до жизни в подвалах, сумел таки подняться и сейчас имеет свой крепкий бизнес. Да и наукой не менее десятка человек занимаются, хотя большинство из них, разумеется, уехали.

Следующую встречу обещали устроить через 5 лет!
mandoloncello

Замечательные люди: мой соавтор Иоаннис Раптис.

Я хочу попробовать написать несколько коротких очерков о замечательных людях, с которыми меня сводила и сводит судьба. И начну я, пожалуй, со своего соавтора Иоанниса Раптиса (Ιωάννις Ράπτις – Ioannis Raptis), тем более, что и повод подходящий — как раз сейчас готовим с ним очередную статью. Я уже рассказывал вам о нём вкратце несколько месяцев назад, но повторюсь.

Родился и вырос в Афинах. Получил великолепнейшее классическое греческое школьное образование, уехал учиться в Канаду, закончил университет в Монреале. Большинство молодых греков после этого до 28 лет не возвращаются на родину, поскольку там нет никаких отсрочек и все должны служить в армии, забирают прилетевших прямо в аэропорту. Яннис же честно вернулся, отслужил положенное в ВЧ под Патрами (в Петербург ко мне в марте 1999 приезжал в армейских своих ботинках), и это совершенно не помешало ему дальше заниматься наукой. Сейчас он в Империал Колледже, в Лондоне. Женат, детей трое. И, как и все мои фундаментальные соавторы — автомобилем не пользуется.

Впервые я встретил его в Афинах. По случайному совпадению мы оба приехали в тамошний университет в одно и то же время. Он был уже заочно знаком с моими работами. Поговорив с ним всего один раз, я понял — это мой соавтор! И на следующий же день предложил ему приехать через несколько месяцев в Питер недельки на три — приработаться и написать статью. Так мы и стали соавторами.

Вообще, выбор соавтора для меня — дело очень деликатное, интимное. Важнейшим тут является довольно трудноопределяемое в данной ситуации понятие «стиля». Сейчас у меня есть три человека, с которыми мне в радость было бы писать статьи: Яннис, Карл (Karl Svozil, к которому я ездил недавно в Вену) и Гоша. Гошу — Георгия Николаича Парфёнова — некоторые из моих почитателей его, конечно же, отлично знают. С первыми двумя соавторами мы сейчас успешно пишем статьи. Третий, увы, потонул в в смрадной пучине учебного процесса, ну да ничего, скоро я и до него доберусь!

Вернёмся, однако ж, к Яннису. С ним меня связывают ещё и чисто человеческие дружеские отношения. Это удивительно, я не люблю «хороших людей», мне гораздо симпатичнее говнюки, мизантропы и асоциалы. Но Яннис — исключение! Удивительно ясная, светлая личность, он нравится всем, причём сразу. Потому, в частности, он не может соавторствовать с женщинами (because of sexuality, как он сам выражается) — те сразу в него влюбляются. Открытый, добрый человек, и при этом обладающий удивительным чувством такта. Вот пример. Год назад устроили мы в Брюсселе мини-конференцию, я выдал ему на время свой велосипед — «Дерéзу Брабантскую» (вот картинка — Яннис на Дерéзе - там, извините, я сам на переднем плане, но другой не нашлось). Так он, чтобы не повредить невзначай технику, аккуратно останавливался перед каждой колдобиной! Мелочь, но показательная.

Что, в частности, объединяет всех моих соавторов — тщательный выбор имён. Терминов, определений, даже имён файлов для пинг-понг перегонки заготовки статьи по электронной почте. Вот как это выглядело с Яннисом. Я рассказал ему, что в России журналисты используют для предварительного текста-болванки название «рыба». Давай, говорю, так и назовём наш файл — psari.tex (от греческого « ψάρι » – «рыба»). Через день получаю письмо. Яннис пишет, что он подумал, и решил, что файл надо назвать ixthys.tex. Соответствующее древнегреческое слово « Ιξθής » означает рыбу, но им же называли Иисуса Христоса — а ведь мы же пишем основополагающую статью! Статьи же свои мы подразделяем на три категории:

  1. just paper – просто статья
  2. seminal paper – основополагающая статья
  3. fundamental paper – фундаментальная статья
Нынешняя наша рыба родилась для первой категории, но потихоньку переползла во вторую, и название ей Яннис придумал вычурное и пышное — "A Combinatory-Algebraic Perspective on Multipartiteness, Entanglement and Quantum Localization".

Сами видите, до чего же интересно и приятно с таким человеком работать! У нас в Турине вся лаборатория зачитывается нашими с Яннисом рыбами, мы туда ещё и сообщения друг другу вставляем. Вот пример, с чего начиналась первая версия: «Roman, let us agree to promote the 5 suggested `topics' in your last e-mail to sections, then modify them suitably as we go along developing the paper. This is General Montgomery's principle in World War II—in particular, during the war against Rommel in North Africa—according to which the entire warfare plan is not predetermined, but it is designed according to the outcomes of the individual `local' battles.»

А ещё, ещё Яннис пишет стихи! Как на греческом, так и на английском, присылает их мне иногда. Пишет и глубокомысленные философские эссе, и тоже мне посылает (я, признаюсь, абсолютно ничего там не понимаю – лапоть и есть лапоть). А недавно отредактировал один из английских переводов « Ασκητική » (Salvatores Dei) Казантзакиса («папы» грека Зорбы и автора знаменитого Δεν φοβάμε τίποτα . Δεν ελπίδω τίποτα . Είμαι λέφθερος  — «Ни на что не надеюсь. Ничего не боюсь. Я свободен.») Не понравился ему перевод (его и вправду, не грек делал), вот Яннис и поправил. Кому интересно — вот The Saviors of God (постскрипт, 12 стр., 260К).

И вот сидим мы с ним, пишем статью, я в Турине, он — в Лондоне. У обоих каша в головах, а закончить надо к 14 ноября. Значит — сделаем, и не такие горы мы с Яннисом сворачивали! Статья это будет продолжением той, прошлогодней, которой я уже хвастался, правда, ещё не в ЖЖ, а ещё в рассылке своей. Напишу кратенько, про что она. В той, фундаментальной статье мы худо-бедно описали, как можно порождать — именно порождать, а не наблюдать, пространство и время из актов измерений. Но каких именно измерений — не уточнили (по простой причине — сами не знали). Теперь же подступаем ближе, будем эксплуатировать те самые неразделимые (entangled) состояния, популярно я описал их тут в ЖЖ , когда придумывал русский перевод для слова entangled (теперь уже придумал — «неразделимое»).

Итак, за работу! Forza!