Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

mandoloncello

Звездный час

Давно не появлялся я на голубых экранах..
Помнится, года два назад, написал я постинг под названием "Как же работают настоящие учёные?" Чтобы не напрягать зрителей лишними щелчками, приведу его здесь:
Интересно, как работают настоящие серьезные ученые? Ну ни за что не поверю, что так, как я..
Что я делаю на работе? Сижу, ковыряю в носу. Читаю ЖЖ, пописываю реплики. Вяло собачусь с байкерами на форуме "Велопитер": называю их "химиками" и "ботаниками", а они объясняют, как надо правильно жить. Иногда начинаю вязаться к сотрудникам, объясняя им, какие они ущербные и примитивные (впрочем, те уже привыкли). Просматриваю арксив.


И вот в ноябре 2004 года всё вдруг изменилось. Кое-кто из моих почитателей, возможно, помнит, что еще 3 года назад я всё мучался и мучался с некой Теоремой. И вот, наконец, свершилось! В ноябре с ковырянием в носу было покончена и наступил период огромного количество рутинного счёта, надо было проверять. Я не мог практически ничего писать, кроме нескончаемых оценок интегралов, какой там ЖЖ, даже про Первый приз, и то не сподобился дописать. Впервые я с такой остротой почувствовал, что значит быть троечником на матмехе. Элементарные вузовские вещи у меня выходили с четвёртого, пятого, десятого раза. Я исписал около 500 страниц бумаги, не говоря уж о том, сколько на компьютере было набрано-перенабрано. И вот теперь я на финишной прямой. По техническим соображениям мне было удобнее изложить всё в виде трёх статей, две из них уже написаны (пока что в препринтной версии, пусть вылежатся), а третья — на подходе. Для любопытствующих — вот ссылки на первую и вторую статьи.

Что ж, я очень доволен собой. А снег-то сходит, и в заднице у меня уже начинает играть муза дальних странствий..
nastro

Крокодикулы

Пожалуй, так точнее всего можно было бы назвать чудеснейше проведённое мной время на Полистовской Крокодильщине. Давно я не получал такого удовольствия от общения с профессионалами, с интересными людьми. Я провёл неделю на дальнем кордоне, в полузаброшенной деревне в небольшой компании волонтёров и двух штатных сотрудников заповедника. Это были, как называли их местные жители, Ляксанна — научный руководитель и Иваныч, крепкий шестидесятипятилетний дядька, инспектор заповедника. Какое удовольствие сотрудничать с людьми, работающими не ради денег, энтузиастами своего дела, как давно я таких, увы, не встречал!

Резюмируя, я провёл прекрасные каникулы. Стояла сухая (ни одного дождя) тёплая (немного за 30) погода. Целыми днями прогуливался по болотным гарям в одних шортах и записывал в тетрадочку под быструю диктовку Ляксанны чарущие названия растений — политрихум, молиния, сфагнум, моршанция, мирт… Сама она — профессионал высочайшего класса, энциклопедически образованный человек — была для меня кладезью интереснейших рассказов — про каждую травинку, каждый кустик.

Я хотел увидеть если уж не крокодилов, то хотя бы их следы, или хоть маленьких крокодильчиков. Последняя мечта исполнилась — на болотах на каждой кочке на нас весело пялились зелёные и коричневые ящерицы.

Но самым главным уроком этой экспедиции было для меня совсем другое. Сам я занимаюсь «фундаментальной наукой», рисую картины мироздания и, признаться, немного высокомерно относился к «братьям меньшим» — работающим в прикладной науке. Но как мне даются мои результаты? Сижу, ковыряю в носу, попишу что-нибудь на бумажке — вот статья и готова. Будет ли кому-нибудь прок от квантового пространства-времени, не будет — никто не знает. А тут люди неделями в любую погоду, в жару и холод, в дождь и слякоть ходят по лесам и полям, пишут первичные записи в блокнотики, прикрывая их своим капюшоном, и польза от трудов прямая и понятная! Я пришёл к выводу, что я — бумажный червь — должен этим людям, да, буду теперь каждый год ездить куда-нибудь и на общественных началах помогать реально работающим учёным.
mandoloncello

Она и Она

В субботу зуб мой продолжал временами ныть, теорема время от времени формулировалась, но формулировки быстро протухали, и я решил пройтись проветриться на толкучку. Как это часто случается со мной в последнее время, дело закончилось покупкой очередного велосипеда. Но какого!

Толстый усатый дядька сидел и продавал всякое барахло, среди которого стоял ржавый складной велосипед с 24-дюймовыми колесами. Хотел он за велосипед 25 евро. Я походил вокруг, посмотрел внимательно, и разглядел, что велосипед-то почти не катаный, просто стоял на улице. Вернулся домой, пообедал, и под самый конец торговли наведался опять. Пятнадцать минут уламывал продавца уступить мне его за двадцатку, и тот в конце концов сдался. Придя с инструментами в близлежащий скверик, я оттер значительную часть ржавчины, и обнаружил, что велосипед называется "lei", что по-итальянски значит "она". Очень интересное название! Настроение сразу улучшилось.

В воскресенье установилась довольно теплая погода, и я отправился на ходовые испытания в близлежащий городок Бра (это около 60 км). Ехал маленькими полевыми дорожками, пару раз на свалках примечал старые ржавые велосипеды и пооткручивал запчастей: в хозяйстве все пригодится. Немного уставший и довольный добычей, я приехал в Бра и сел там на туринский поезд.

Народу было мало, невдалеке от меня уселась удивительная девушка. Сначала я даже не понял, что же в ней было такого особенного, и лишь спустя некоторое время до меня дошло: на ней совершенно не было косметики. Такого в Италии я никак не ожидал!

Дело в том, что я убежденный антисексист, и терпеть не могу никаких фалловульвических символов. Скажем, одеть галстук для меня - мука мученическая (бабочка, которую я надеваю на концерты, не в счет, она не фаллическая). Точно так же я отношусь к желанию женщин польззоваться косметикой. Как только я это вижу, она сразу становится для меня существом иного биологическрго вида. Я, естественно, с удовольстввием общаюсь с любыми интересными людьми вне зависимости от их биологической принадлежности, но именно эта звеняще-романтическая нотка, которая иногда может появляться во взаимоотношениях, у меня начисто пропадает, когда я вижу косметику. Разумеется, я говорю только об этой самой ноте, в остальном я считаю глубоко личным делом каждого человека, что ему одевать и как ему краситься.

В Италии некрашеных девушек я не встречал вообще! И тут такая неожиданность. В результате всю дорогу мне хотелось неотрывно смотреть на это небесное создание, но, поскольку я стеснялся, всю дорогу пришлось смотреть себе под ноги или разглядывать ее (другую, в смысле велосипед), время от времени все же постреливая взглядом на нее (в смысле барышню). Выглядел я, скорее всего, довольно по-идиотски, но что поделать.

Вот и вся история. В Турине на выходе создание нежно прощебетало мне "arrivederci" и испарилось. А меня посетила очередная формулировка теоремы: сижу теперь и пытаюсь опровергнуть.