Romanycz (romanycz) wrote,
Romanycz
romanycz

  • Mood:

Snapshots: из Вены в Вену.

Я решил попробовать описывать свои поездки в новом жанре, назову его покамест "Snapshots" - отдельные несвязные зарисовки, моментальные стоп-кадры путешествия. Итак, проба пера!

Сначала немного предыстории. Вернувшись с детьми из нашего Большого летнего путешествия "Ганзейские барракуды в Арденнах", тут же натыкаюсь на преинтереснейшую новость. Венгрия и Чехия открываются для безвизового 5-дневного транзита для обладателей шенгенских виз!! Венгрия, Чехия - я ведь не был там аж с 1998 года, со времени Именин Децебала! Надо ехать!

Поскольку идея путешествовать на дальние расстояния без детей за свой счет мне представляется абсурдной, я немедленно списался со своим венским соавтором Карлом, с которым нас всяко связывали некоторые нереализованные задумки, и предложил ему пригласить меня через университет, и через неделю все было улажено. Выехать я намеревался 24 сентября, но в связи с участием в интереснейшем арт-проекте "Хор жалобщиков Санкт-Петербурга" я отложил поездку на два дня, и 26 сентября выехал на поезде до Львова. Там я пересел на другой поезд, доехал до станции Вилок, перешел границу и оказался в.. Вене. Но не той, конечно же.

Дело в том, что славянское название Вены - Беч, им же пользуются и венгры. А пограничная деревня в Закарпатье называется Тисабеч - то есть Вена-на-Тисе. Оттуда на велосипеде я пересёк почти всю Венгрию, доехал до города Комаром и 140 км проехал поездом, поскольку там дальше началась унылая велодорожка вдоль напряженной трассы. Приехав в Шопрон, я на велосипеде доехал до Вены, провёл там неделю и поехал на север, въехал в Чехию и доехал до.. Киева. Есть такой город и в Чехии. Хотел еще заглянуть в Америку (эта небольшая деревушка в Грибных Карпатах в юго-восточной Моравии), но не стал. Дело в том, что велопутешествие по Чехии надо тщательно планировать - дороги плохие, а движение интенсивное, фуры то и дело спихивают на обочину, водительские нравы там отнюдь не австрийские. Поэтому в Киеве я сел на поезд и доехал до Силезских Бескид, к польской границе, эту у истока Вислы. Там я провел день, посетил, наконец, эти самые Виселки, и, искупавшись напоследок, поехал, похлёстывая пиво, на поездах до самого Петербурга. Вот карта, там синим изображен мой путь на поездах, а красным - на велосипеде:

Поезд СПб-Львов. Бригада львовская. На территории России и Белоруссии проводник расхаживает по вагону в тренировочных штанах и футболке. Как только подъехали к Украине - тут же переодевается в форменную одежду с фуражкой и галстуком. Ну и обычная дикость, к которой я так и не могу привыкнуть - патернализм. За пять минут до конца стоянки загоняет пассажиров в вагон, запирает двери. Впрочем, поезд как поезд, попиваю пиво, пописываю заметки.

Львов. Фантастический город. У меня там 4 часа между поездами, выезжаю с привокзальной площади - улицы вымощены перекорябанной брусчаткой, машинам тесно, еле протискиваюсь. Велосипедистов практически нет. Проехал большой указатель "Улица Дудаева". Центр города - кусочек Италии. Как в Турине, там паркуют машины в центре проезжей части, там такие же, как в итальянских городах, мусорные баки, на углу двух улиц вижу кафешку, на ней написано "Остерия".

Снова поезд. Львов-Королево. Проводница пытается прикопаться к сложенному велосипеду. В ответ достаю распечатанное распоряжение Укрзалізницi, где написано, что велосипед повозится бесплатно в счет нормы ручной клади. Сплю на верхней полке, а всю ночь внизу попутчик бубнит про то, как он был десантником и ломал черепа.

Граница. Я не был твёрдо уверен в том, что меня легко пропустят через границу, тем более в таком глухом месте. Этот самый Вилок - маленькая станция неподалеку от стыка Венгрии, Украины и Румынии. Спрашиваю дорогу, с местными жителями уже удобнее говорить по-венгерски. Проезжаю 3 километра, готовлюсь к переходу: надеваю ярко-оранжевую безрукавку со светоотражателями, на лоб нацепляю фонарь и включаю мигающий режим. Вот таким вот дед-морозом подъезжаю к венгерскому погранцу, мгновенно "забываю" венгерский и говорю по-немецки, что еду в Австрию, в Венский технический университет. Пограничник горд показать перед коллегами свое знание немецкого, ставит штамп без вопросов и даже потом, когда я уже по-мадьярски спрашиваю, далеко ли до банкомата, продолжает говорить со мной по-немецки, свысока поглядывая на коллег. Да, хорошая новость: эту границу можно переходить пешком - советчина сдает свои позиции.

Город. Доехал до ближайшего города Фехердьярмат (Белые Выселки). Решил спросить, где тут банкомат, но из головы напрочь вылетело слово город. А спрашивать "в вашей деревне" (по-венгерски это одним словом falutokban) - неудобно. Пришлось воспользовать агглютигнативной структурой языка и прибавить местное окончание -ban к бурчанию. Послучилось "Где в вашем Бубубу банкомат?"

Моя Венгрия. Это не сверкающие улицы Будапешта, заполненные немецкоговорящими туристами, это не не музеи, это не всемирно известные достопримечательности. Моя Венгрия - это запахи, сочные, живые, которых нет больше нигде. Это люди с них необыкновенно интересным и неповторимо красивым языком, в котором можно, например, спрягать предлог "около". Это страна, где все - настоящее, где в магазинчиках продаётся грубое вино, сделанное так, как его делали, наверное, тысячу лет назад, где узкоколейные железные дороги - это не "ретро-ностальжи", а в маленьких вагончиках с деревянными скамьями и буржуйками люди просто ездят, где лошадь - это не предмет досуга для элиты, а средство передвижения и сельхозмашина.

Гонки. На подъезде к одной из деревень нагоняю подводу на резиновом ходу, там сидят два молодых цыганистого вида парня. Видят меня, и не хотят уступать, подхлестнули коня. Я с невозмутимым видом придавил на педали, они еще наддали. Так и прогнались километров пять, я не стал их обгонять.

Живность. Первое утро, просыпаюсь в лесочке недалеко от дороги, и тут едет трактор. Тракторист увидел меня и сквозь шум мотора кричит "Йо-о реггельт!", отвечаю "Йо-о-о реггельт кива-анок!", никаких суровых взглядов (кто много где ночевал в кустах, поймет, почему это так меня обрадовало). Только встало солнце. Запахи, запахи.. Вся палатка - в живности, на боках примостились слизняки, греются, на дугах парочка предприимчивых пауков уже успела сплести паутину. Вообще пауков на моем пути было много - иногда через лесные дорожки были протянуты толстенные нити.

Веловенгрия. Велосипедистов в Венгрии много. Но, конечно, совсем не таких, как в Швеции или Голландии. Простые люди на развалюхах, ездят по дорогам, хотя во многих деревнях ездить по трассе нельзя и надо ездить по велодорожкам. С другой стороны - обычная картина вот какая. Еду себе, еду по дороге, и вдруг в читом поле на перекрестке знак "Велосипедное движение запрещено". И что делать, если надо ехать в нужную сторону и другого пути нет? Пару раз я спрашивал у местных, на сто они однозначно отвечали: "Едь, да и всё". В одном месте встречаю удивительную комбинацию. Столб, на нем знак "Велосипедное движение запрещено", через 50 метров - следующий, на нем предупреждающий знак "Осторожно, велосипедисты".
Выше Будапешта вдоль Дуная идет велодорожка. До словацкой границы - вполне приличная, правда, речи венгерской там и не услышишь, сплошь туристы из австрии. Затем, уже по другому берегу, после 20-километрового кусочка просто желтой дороги идет унылая велодорожка вдоль грузовой трассы среди полей, скучно. Поэтому в Комарно я таки решил сесть на поезд.

Венгерские поезда. Про узкоколейки я уже упоминал. Обычные же поезда там мне тоже очень нравятся. Старые вагоны, те же, что и в начале 90-х. Движение там организовано так же, как и по всей бывшей Австро-Венгрии. Идет магистральная дорога, а от неё веточками расходяться согласованные поезда. Мой магистральный поезд был из старых вагонов, багажное отделение, куда я поставил велосипед - нараспашку. Дверь так и не закрывалась.

Австрийская граница. Согласно правилам, мой транзит через Венгрию не должен был превышать пяти дней. Но мне там так понравилось, да и дорога дальняя… Поэтому один день я все же пересидел в этой прекрасной стране: улегся спать у самой австрийской границы. Поутру стал придумывать, что бы такое сказать венгерским погранцам на выезде. Но все оказалось проще - венгерский пост был закрыт, а австриякам было совершенно наплевать, сколько дней я провел в Венгрии.

Ой, туманы мои. Мой дальнейший путь до Вены пролегал через массив Лейта (невысокий, метров 400). Однако стоял такой туман! Дорога была серпантинистая, я надел свою оранжевую безрукавку Pasqui, нацепил мигающий фонарик на голову задом наперед и ехал по серпантину с 50-метровой видимостью. Было немного страшновато, и я для храбрости громко пел сквозь густоту: "Ой туманы, мои, растуманы! Ой родные леса-а и луга. Выходили в поход партиза-аны, выходили в поход на врага!" Вроде помогало, особенно выразительно у меня получалась последняя фраза.

«Товарищ». Уже на подъезде к Вене я опять запутался и стал спрашивать дорогу в небольшов варштадте у дороге, где трое слесарей ковырялись в машинах. Дорогу они мне показали, а напоследок один из них, узнав, что я из России, спросил: "Так ты товарищ?". Обычно хорошие ответы мне приходят в голову, когда уже поздно, но тут я успел среагировать и сразу же ответил: "Nicht mehr!" (уж не..).

Сексистам на радость. Дорожные указатели "Врач" в деревнях - дело обычное. Но в Австрии я наткнулся на указатель "Zahnartzin" - "Зубная врачиха".

Ночь с кикиморой. На следующий день встреча с Карлом у меня была после обеда и я решил сэкономить на кемпинге - поспать одну ночь "так", а с утра устроиться в кемпинг, где и помыться перед визитом в университет. Сказано-сделано. Поехал, уже затемно, на Donau-Insel, двенадцатикилометровый остров посреди Дуная в черте Вены. Там огромный парк с велодорожками, общественными туалетами, футбольными полями итп. Я устроился на окраине футбольного поля (ну у кого там ночью могут быть дела?!) неподалёку от небольшого болотца. Только улёгся, вдруг слышу громкий "плюх". Затем звук, похожий на хохот. Вылез, глянул сквозь заросли - вроде никого. Улёгся. Опять то же. Тогда решил плюнуть на всё, выпил стаканчик вина и лёг спокойно спать. А какая той ночью была луна - полная, сильная, на стенке палатки я видел лунные зайчики - их отбрасывало крыло моей "Формики".

Венские извозчики. Эти ребята, наравне с венецианскими гондольерами, несомненно, часть мировой культуры. Я периодически проезжал через центр, поглядывая на них, и выделил несколько типажей, дав им свои названия, например: "Паниковский", "Наголо бритый толсторож", "Чешская кондукторша", "Профессор", "Кот Базилио" и т.п..

Веловена. Времени свободного у меня было много, и я прекрасно проводил его. Мог бы, наверное, организовывать экскурсии под названием "По Вене - на третьей скорости", ездил не спеша. Велосипедное же движение в Вене довольно интенсивное. Интересно было наблюдать за повадками местных велосипедистов, и вот что я заметил. Те из них, кто были в шлемах, вели себя в среднем явно более агрессивно по отношению к окружающим. В причинах я разбираться не стал…

По деревенской Чехии. Разобравшись с научными делами, я своим ходом доехал от Вены до границы с Чехией - там километров семьдесят всего лишь. Денег у меня не было ни геллера, банкоматов и обменников - тоже не видно, поэтому ехал мимо магазинов с пивом, и даже не заходил в них. Вокруг - сплошные винные работы, ведь Южная Моравия - виноградный край. Туда-сюда ездят трактора, народ на виноградниках вовсю собирает урожай, у домов - кучи жмыхов, огромные бочки. Вытащив, наконец, деньги из банкомата, захожу в магазин в надежде, как в Венгрии, попить местого вина. Но не тут-то было! Куда они девают всю эту прорву винограда, так и осталось для меня неясным. Пришлось довольствоваться пивом. Правда, в Чехии оно очень и очень неплохое.
Деревни тут совершенно не похожи ны чистенькие безлюдные австрийские дорфы. У каждого дома - скамеечка, там сидят бабули в цветных халатах и тренировочных штанах, ведут бесконечную беседу. Где-то я такое видел...

Польские мечтоисполнения. Остаток Чехии я проехал на поездах, чтобы посетить Силезские Бескиды. Там находится место слияния Белой и Чёрной Виселок и берёт своё начало Висла. Давно я мечтал посетить это место, и вот, наконец, пришло Время. А затем - с сознанием выполненного долга я занялся своим любимым занятием: пересёк Польшу на перекладных поездах, всю дорогу потрескивая привычное живецкое Straszne Dobre Piwo. По дороге читад свою любимую Gazeta Wyborcza, правда этот номер был посвящён коммунальному хозяйству и мне пришлось разобраться, как самому переустановить дома унитаз. Утром я уже приехал в Тересполь, это у белорусской границы. На станции - характерные тёти с химической завивкой и напряжённо-деловыми взглядами.

Tags: Венгрия, велосипед
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments